00:15 

Подарки, сделанные мне на ДР любимыми белками :)

Jane--S
Название: Лондонский дождь
Автор: Северное Сердце
Пейринг: СС/ГГ
Рейтинг: PG
Жанр: Romance
Саммари: «У вас ничего не выйдет, вы слишком разные», – вот, что слышу я каждый раз, отвечая очередному знакомому на бестактный вопрос о моей личной жизни.
Примечание: В подарок ко дню рождения Jane_S
Размер: драббл



«У вас ничего не выйдет, вы слишком разные», – вот, что слышала я каждый раз, отвечая очередному знакомому на бестактный вопрос о моей личной жизни. «Я живу со Снейпом», – без прелюдий и долгих расшаркиваний говорила я, просто потому, что мне нравилось видеть неизменные потрясение, брезгливость и страх в глазах людей в ту секунду, когда моя новость обрушивалась на них, как холодный ливень с безоблачного неба.
«Не может быть!» – с округлившимися до размера блюдец глазами выкрикнул Гарри – первый, кому я рассказала. В тот вечер мы изрядно напились. Разговоры о Снейпе всегда приводят Гарри в такое расположения духа, когда нестерпимо хочется напиться. А потом он первый из многих произнес сакраментальную фразу, и, возможно, единственный из всех был прав.
Мы были слишком разные. Этого никто не мог отрицать - даже я в тех долгих изматывающих разговорах со Снейпом в первые месяцы наших отношений. Он без конца перечислял причины, по которым мы обречены разбить друг другу сердца и мучиться невозможностью быть ни вместе, ни врозь. Допустим, он не выражался настолько высокопарно, но суть ясна – у нас ничего не выйдет. Мы спорили до поздней ночи, до хрипоты убеждая друг друга в собственной правоте, а потом Снейп приводил свой железный аргумент – мы слишком разные. Я не находила, что ответить и уходила домой в слезах, заранее зная, что с рассветом получу сову с извинениями и к обеду мы уже помиримся, но больно было все равно. Так продолжалось полгода.
Мы отмечали наш первый маленький юбилей. Ужин, шампанское, быстрый секс, книги, притащенные в постель, потому что расходиться пока не хотелось, а говорить не хотелось уже. Это был прекрасный вечер, и мы снова разругались в пух и прах. Небо уже начало светлеть, а мы все спорили о каких-то глупостях. Снейп устал и просто хотел закончить спор. Он ни за что бы не позволил мне думать, что победила я, поэтому произнес: «Мы слишком разные». А я рассмеялась. Я хохотала до слез, чем не на шутку напугала Снейпа, потому что меня, наконец, осенило.
«Мы совершенно одинаковые», – сказала я, ставя на тумбочку заботливо втиснутую в руки чашку с абсолютно не нужным успокаивающим зельем. Я была спокойна, как удав, и непоколебима, как великая китайская стена. «Что?» – непонимающе уставился на меня Снейп, сверля своими невозможными черными глазами. Наверняка втихаря проверял при помощи легилименции, не свихнулась ли я. Но мой разум был ясен, как никогда. Я наконец осознала величайшую истину в своей жизни – мы со Снейпом абсолютно одинаковые.
«Мы совершенно одинаковые, – вслух повторила я, чтобы не доставлять ему удовольствие знать, о чем я думаю, даже если я этого не говорила. – Мы два упрямых осла, доводящих друг друга до безумия, потому что любим друг друга и боимся это признать». Снейп долго смотрел на меня, ожидая, что я откажусь от сказанного, а после тоже рассмеялся. Он смеялся, прижимая узкую прохладную ладонь ко лбу, потому что знал – я права, просто не был уверен, что и я это знаю. Никогда больше он не повторял тех слов, но зато говорили все остальные.
«Вы слишком разные, он - профессор, а ты собираешься еще год доучиваться в школе». Разве объяснишь обеспокоенной матери, которая только недавно вернула память и сильно повзрослевшую дочь, что разные роли значат меньше, чем общая любовь к знаниям?
«Вы слишком разные, ты никогда не любила зелья, а он не сможет трансфигурировать даже спичку в зубочистку». Поймет ли Минерва, всю жизнь отдавшая школе, что дома, под общей крышей, совершенно неважно, в какой области делает карьеру каждый из нас, потому что мы оба терпеть не можем приносить работу домой?
«Вы слишком разные, ты даже называешь его Снейп», – удивлялась Джинни, сидя на кухне своей матери, по привычке отправляя немытую посуду в раковину под заколдованную щетку. Разве она не видела, что это самое милое, трогательное и интимное обращение, которое только можно придумать для близкого человека? Это наша характерная черта, наша лишь двоим понятная шутка, потому что он называет меня также – Снейп. Теперь нас даже зовут одинаково!
Мы пьем одинаково противный, слишком крепкий кофе по утрам – привычка Снейпа, которую я переняла во время первой же сессии в университете. Мы носим одинаковые белые рубашки и повязываем одинаковые шелковые галстуки, с тех пор как Снейп стащил несколько из моего гардероба, потому что часто оставался ночевать у меня, а надевать два дня подряд одинаковый галстук – моветон. Мы заворачиваемся в одинаковые черные мантии и выходим под опостылевший лондонский дождь.
Мы ненавидим дождь, но никогда не переедем в место более солнечное, чем Лондон, и никогда не будем носить зонтов и пользоваться водоотталкивающими чарами. Потому что в день, когда мы поженились, шел жуткий ливень. Мы промокли до нитки, у Снейпа с кончика носа свисали крупные капли воды, и он смешно фыркал, пытаясь их стряхнуть, только чтобы на их место тут же набежали новые. Я рассмеялась, а он посмотрел на меня как-то задумчиво и сказал, что мои волосы красивые, когда настолько мокрые. Мои ужасные-ужасные волосы казались ему красивыми, и я никогда больше не брала в руки зонт. Снейп считает это сентиментальной глупостью, но знает, что уговаривать бесполезно, поэтому просто мокнет вместе со мной. Его волосы под дождем выглядят еще хуже, чем обычно, они путаются и липнут ко лбу и острым скулам. Он знает и это, но терпит и варит для нас обоих перечное зелье. Мы похожи с ним как две капли этого вечного невыносимого лондонского дождя, без которого не представляем свою жизнь, как и друг без друга.
«У вас ничего не получится, вы слишком разные», – вот, что слышу я каждый раз, отвечая очередному знакомому на бестактный вопрос о моей личной жизни. Сначала я переживала, потом злилась, затем тихонько посмеивалась. Сейчас, когда Парвати произносит заезженную фразу, я улыбаюсь, как идиотка, и крепко обнимаю ее, потому что знаю – у нас уже получилось. Пока об этом известно только нам двоим – мне и Снейпу. После пяти лет разочарований и бесплодных попыток у нас получилось удивительное, невозможное и долгожданное чудо. Это будет мальчик – самый избалованный, смышленый и упрямый мальчишка в магической Британии, и мы будем любить его, как безумные, потому что он будет такой же, как мы, – он будет Снейп.

@темы: фики - не мои, но мне

URL
   

**favourites**

главная